Блез Сандрар Moravagine

1/5/2017
Я смотрел, как гнутся вот ветром деревья, листва в парке шевелилась, меняя очертания и подстёгивая чувственность, само небо натужно круглилось, и верхний выгиб его напрягался, словно лошадиный круп. Чувствилище моё на всё реагировало с остротой чрезвычайной. Всё превращалось в музыку. В пиршество цвета. Движение соков. Здоровье природы. Счастье переполняло меня. Счастье. Я вчувствовался в самую сердцевину жизни. Доходил до корней и тончайших корешков чувства. Грудь распирало. Я мнил себя сильным. Всемогущим. Завидовал самой природе. Всё должно было подчиниться моему желанию, уступать малейшей причуде, пригибаться от одного моего дуновения. Я приказывал деревьям летать, цветам подниматься в воздух, лугам и земным недрам переворачиваться, меняясь друг с другом местами. "Реки, - приказывал я, - теките вспять!" Всё должно было двигаться на запад, чтобы поддерживать пламя небесного пожара, над которым вздымалась Рита, подобная столбу ароматных воскурений.
Мне исполнилось пятнадцать.

Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *