Мелочи.

11/5/2017
Мелочи... Но мелочи, из которых по кирпичикам складывается омерзительная жизнь, беспросветная и безнадежная, с наглухо заколоченной дверью в жизнь иную и более светлую, куда путь, кажется, кем-то жестоко и уже давно закрыт. Закрыт на обед. Закрыт на учет. Закрыт навсегда.

Никогда не думал, что человеческие мечты настолько хрупки и беззащитны перед шалящей Судьбой, одним ударом цепкой и когтистой руки разбивающей их, как мои гриндера - кромку только что зародившегося льда. Вот и в эту пятницу на протяжении трех часов наблюдал, как топтали, втирали в асфальт все мои лучшие надежды на будущую жизнь, мои мечты - отнюдь уже не робкие, но почти что уверенные, почти что непоколебимые, почти что реальные. Воистину, чем выше заберешься, тем больнее падать. Чем увереннее себя чувствовал на прошедшей неделе, тем жестче и решительнее доказали мне, как мало в этой жизни зависит от меня и моего желания.

После подобного на душе опустело: все, чем полнилась она, чему радовался, к чему стремился - все это исчезло, улетело вместе с очередным порывом пронизывающего бишкекского весеннего ветра, осталась одна холодная и неприятная пустота. Несмотря на грандиозные планы, которыми тешил себя на протяжении целой недели, жаждал одного: сна и забытья, иначе рефлексия порезала бы остатки самообладания в клочья, истребила бы жалкие комки нервных клеток, которые по умолчанию занесены в моем организме в Красную книгу.

Один день - и вся жизнь под откос. Все не так, все не то - не все же коту Масленница... Пропала опора и надежда, пропала мечта, осталась пустота и идейный вакуум. Почти космос. А я почти космонавт, только если раньше дети мечтали об этой профессии, то я шарахаюсь от своего состояния, как черт. От ладана.

Дыхательная гимнастика по Фраю, основы индийской медитации и калланетика не помогают; не помогают и самозаверения и внушения, что по мелочам я не привык трепать себе нервы. Но, как говорится, вода камень точит. Но это не вода, а самые настоящие мерзкие проблемы, несчастья, заботы, треволнения. А я не камень, а всего лишь человечек, живой и все еще ранимый. И все еще надеющийся... Надежда - глупое чувство, говорил Фрай, а я не послушал его - и надеялся на лучшее. Не надеялся бы - целее бы

Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *