Аромат.

27/5/2017
Для имитации этого человеческого запаха Гренуй подобрал самые незаметные ингредиенты в мастерской Рунеля. Горстку кошачьего дерьма, еще довольно свежего, он нашел за порогом ведущей во двор двери. Он взял его пол ложечки и положил в смеситель с несколькими каплями уксуса и толченой соли. Под столом он обнаружил кусочек сыра величиной с ноготь большого пальца, явно оставшийся от какой то трапезы Рунеля. Сыр был уже достаточно старый, начал разлагаться и источал пронзительно острый запах. С крышки бочонка с сардинами, стоявшего в задней части лавки, он соскреб нечто, пахнувшее рыбными потрохами, перемешал это с тухлым яйцом и касторкой, нашатырем, мускатом, жженым рогом и пригоревшей свиной шкваркой. К этому он добавил довольно большое количество цибетина, разбавил эти ужасные приправы спиртом, дал настояться и профильтровал во вторую бутылку. Запах смеси был чудовищен. Она воняла клоакой, разложением, гнилью, а когда взмах веера примешивал к этому испарению чистый воздух, возникало впечатление, что вы стоите в жаркий летний день в Париже на пересечении улиц О Фер и Ленжери, где сливаются запахи рыбных рядов, Кладбища невинных и переполненных домов.
Патрик Зюскинд, Парфюмер. История одного убийцы

Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *